Спрятать колонку

Попытка шведов основать крепость на Неве

Не совсем относится к эпохе викингов, но закинул сюда. Решил перепечатать интересный отрывок из книги "Мировая история крепостей и замков" А. П. Торопцев, хоть подача материала мне не импонирует, но всё же интересно:

На рубеже XIII-XIV вв. Швеция усилилась. Её суда нападали на торговые корабли, идущие в Новгород и из Новгорода в страны Европы. Германский король(Аттила: вообще-то император СРИ) Альбрехт в 1300 г. отправил в Швецию посла с просьбой к шведскому конунгу урегулировать этот вопрос, обеспечить свободную и безопасную торговлю на севере континента. Регент малолетнего конунга, фактически правитель Швеции Торгильс Кнутссон, проигнорировал просьбу короля и, более того, собрал войско в поход на Неву, чтобы построить там мощную крепость и контролировать торговлю целого региона.
На Неве шведов не ждали. Они вошли в устье реки, осмотрели окрестности и решили построить крепость Ландскруну между Невой и Чёрной рекой(Большой Охтой), в черте современного Санкт-Петербурга, на правом берегу Невы, неподалёку от того места, где стоит сейчас мост Петра Великого.
Торгильс Кнутссон разделил войско на 2 части, одну оставил "на мысе, где рек тех сливались пути", строить крепость, другая под командованием Харальда отправилась в Белое озеро грабить окрестности. Ладожское озеро в те времена являлось пограничным.

Русских на юге лежат города,
На север - карелов, меж ними вода.

800 шведских храбрецов сначала ворвались в небогатую карельскую деревню, "мирно спящую", разграбили её, жителей убили, дома сожгли, 5 дней "тешились", продукты поели, других деревень, где бы можно было поживиться, по соседству не нашли, сели на корабли и переехали на остров Пекинсааре(ныне Орешек), разбили лагерь.
Ладожское озеро было пустынным. А через несколько дней на водной глади показались ладьи русских.
Чужеземцы решили не рисковать, поплыли вниз по течению к основному войску, спешно возводившему крепость Ландскруну. Русские попытались спалить флот врага, соорудили на больших плотах костры из сухого дерева, зажгли их, пустили вдогонку убегающим шведам. Но те знали толк в боях на морях и реках. Они оставили позади себя, в воде, огромную сосну, русские плоты не смогли преодолеть препятствие, сгорели безо всякой пользы.
Шведам удалось оторваться от преследователей. Они прибыли в крепость, удивились: многое сделали их соратники, построили в основном укрепление Ландскруны, трудно будет здесь русским!
Если верить сведениям "Хроники Эрика", то у Торгильса Кнутссона в начале похода на Неву имелось "11 сотен". Русские, вскоре подошедшие к Ландскруне, собрали под свои знамёна "31 тысячу". Конечно же, автор хроники допускал некоторые неточности, преувеличивая цену победы родного войска над многочисленным врагом, но справедливости ради стоит отметить, что перевес сил у русских в том сражении был наверняка - и не малый.
Они появились сразу же за отрядом Харальда и тут же бросились в чёрных кольчугах и светлых шлемах на штурм крепости.
Она представляла собой срубленное из вековых деревьев сложенное фортификационное сооружение на стрелке между реками Невой и Охтой. С южной стороны шведы выкопали ров, соединивший реки, наполнили его водой, создав тем самым искусственный неприступный остров. Над внутренней стороной рва возвышалась стена(или насыпной вал, стянутый бревенчатыми сваями), в которую чужеземцы встроили 8 мощных башен с бойницами для стрельбы.
Русских эта мощь и грозный вид крепости не напугали, они смело бросились в бой. Шведский вождь понимая, что в подобной ситуации нужно действовать решительно, организовал контратаку, сбил наступательный порыв противника. Завязался жестокий встречный бой. Шведам удалось ошеломить врага, русские отошли на исходные позиции и стали готовиться к повторному решительному штурму.
Русские стали лагерем неподалёку от Ландскруны. Вид их зловещий мог напугать любого воина, даже очень храброго. Но только не Матса Кеттильмудссона, шведского воина, в будущем крупного гос. деятеля.
Он почувствовал зарождавшуюся в душах соратников робость, надел доспехи, сел на коня и выехал из крепости.
Затем он повернулся в сторону противника и вызвал любого из русских на поединок. Матс был воином могучим. Его грозный вид так напугал осаждавших крепость, что ни один из них по доброй воле не решился принять вызов, да и русский князь был против поединка: зачем портить настроение своим воинам, если ясно, что справиться со шведом в русском стане некому?! Ясно было ему и ещё кое-что ...
Матс Кеттильмудссон героем вернулся в крепость. А войско осаждавших ночью покинуло Ландскруну. Это ничем в "Хронике Эрика" не мотивированный ход противника может показаться несведущему пылкому человеку проявлением слабости. Но русский вождь поступил в ту ночь очень мудро!
Шведы, оставленные неприятелем в покое, достроили крепость, выделили гарнизону запасы продовольствия и отправились в Швецию.
В Ландскруне, хорошо укреплённой, оснащённой, осталось во главе с рыцарем Стеном 200 хорошо вооружённых воинов и 100 работников,

Чтобы работы должны выполнять,
Солод варить, готовить и печь,
А по ночам ворота стеречь.

После отплытия основного войска ... что-то странное произошло в Ландскруне. Продукты "испортило лето, затвердела мука", "солод слежался и даже горел". В крепости начались голод и цинга. Люди садились за стол, "пили настои и травы", ели всё меньше и меньше, и "их зубы со стуком на стол выпадали".
Голод, цинга? Но как могли допустить такое опытные шведы?! Почему 200 рыцарей во главе со Стеном, почувствовав приближение голода - не в одночасье же все продукты у них испортились! - не смогли осуществить поход в близлежащие деревни? Автор знаменитой "Хроники" с болью рассказывает о бедах соотечественников, но ни словом не говорит о мерах, которые просто обязан был предпринять Стен.
Не предпринял.
И, по всей вероятности, ему не дал это сделать русский князь!
...Через некоторое время в Ландскруне стали умирать воины и работники. Их дома пустели. Состояние войска, и физическое, и моральное, ухудшалось. Появились предложения отправить в Швецию весточку о трагедии во вновь основанной крепости. Но нашлись и противники этого. Они не хотели беспокоить марскалка(Аттила: маршала) Торгильса Кнутссона. Так написано в "Хронике", но дело тут, видимо, в другом! Русские вместе с союзниками не пропустили бы посла Стена на родину.
Согласно версии "Хроники", русские собрали войско раз в 16 больше, чем у шведов, подошли к Ландскруне, и началась упорная, беспрерывная, долгая битва.
Разделившись на несколько частей и сменяя друг друга, осаждавшие несколько дней и ночей штурмовали крепость. Уставшие, больные шведы сражались, как за родную землю, за собственный клочок земли. Но земля невская не принадлежала им! Русские, преодолев сопротивление, ворвались в Ландскруну, оттеснили шведов к огромному подвалу ...
В этот отчаянный момент рыцарь Стен предложил русским взять его воинов в плен. Рыцарь Теркель Андерссон воспротивился решению вождя, но русский воин пронзил его копьём.
Упорно бились люди в огромном подвале. Но всё же жажда жизни взяла своё. Русские обещали не убивать шведов, а те сдались в плен. Бой закончился. Победители распределили между собой пленных, сожгли крепость. Это случилось 18 мая 1301 г. Живых шведов отвели в Новгород.
Одна из первых попыток основать в устье Невы крепость закончилась неудачно. Такие попытки будут повторяться ещё несколько раз. И только неистовому гению Петра Великого удастся не просто закрепиться на этом важном плацдарме, но построить здесь великий город.

Русский князь о котором говорится в отрывке - Андрей Городецкий, сын Александра Невского.

slon
23/08/2009 - 21:47
# 1

Интереснейшая страница допетербургской истории Петербурга. С Ландскроны, а потом Ниеншанца начинается история поселений в Приневском крае. Торгильс Кнутссон по пути к Неве основал крепость Выборг. Карельский перешеек в те годы не демаркировался, шведы и новгородцы попеременно грабили местное население. Новгородцы возвели на Ладоге крепость Корела и рядом Тиверский городок, в 1396г. на острове Коневец основывается православный монастырь. Потом границы не раз двигались, Корела стала Кексгольмом, а на Неве вырос небольшой шведский город Ниен, о существовании которого не мог не знать А.С Пушкин при написании строк о приюте убогого чухонца (Последние шведские укрепления были снесены после 1849г., а сама территория стала частью СПб в 1828г.).

Реконструкция города и крепости

Современный памятник на месте одного из бастионов. Все пушки подлинные

----------------------------------------------

Moet nie sterwe nie adelijk vir 'n regte oorsaak - lewe nederig vir dit (Не надо умирать за благородное дело – надо просто и скромно жить во имя него)

slon
24/08/2009 - 21:53
# 2

Еще интересная стилизация откопалась

----------------------------------------------

Moet nie sterwe nie adelijk vir 'n regte oorsaak - lewe nederig vir dit (Не надо умирать за благородное дело – надо просто и скромно жить во имя него)

Лунный Пёс
25/08/2009 - 07:37
# 3

А можно узнать про самый верхний герб на карте? ( В Выборге приходилось часто встречать...)

slon
25/08/2009 - 11:14
# 4

Лунный Пёс
А можно узнать про самый верхний герб на карте? ( В Выборге приходилось часто встречать...)

Это герб финской Карелии. Встречается на декоре выборгских домов и на бутылках пива Karjala Laughing out loud

----------------------------------------------

Moet nie sterwe nie adelijk vir 'n regte oorsaak - lewe nederig vir dit (Не надо умирать за благородное дело – надо просто и скромно жить во имя него)

Наверх