Спрятать колонку

Блог пользователя Releganto

Права животных и неправда о них

Стивен Бест
http://www.follow.ru/article/335

Словарь жестов гориллы по имени Коко составляет 500 слов. Попугай Алекс знает названия более ста различных предметов, различает семь цветов и пять разновидностей формы. Кроме того, Алекс умеет считать до шести и говорит осмысленные фразы. Горилла Майкл любит послушать Лучано Паваротти и отказывается идти гулять, когда по телевизору передают его концерт. Дельфин Хоку горевал после смерти своего товарища дельфина Кико. Шимпанзе Флинт умер от разрыва сердца, когда похоронил мать.
Приведенные факты, свидетельствующие о высоком уровне эмоционального и интеллектуального развития у животных, производят впечатление даже на дилетанта, однако в среде реалистично настроенных ученых они до сих пор не получили отклика. С традиционно научной точки зрения, разум и чувства животных не поддаются наблюдению и потому их существование невероятно. Приписывание животным человеческих свойств - проявление антропоморфизма. Называть животных, как людей, по именам - ненаучно. Поэтому приведенные случаи из жизни животных в лучшем случае можно расценивать просто как анекдот.
Современная наука продолжает пользоваться сконструированной еще в XVII веке механистической парадигмой, в рамках которой животные рассматривались как некие автоматы или машины. Современная научная традиция - от Декарта до бихевиоризма и социобиологии - отводила животным роль неразумных существ или механизмов, которые не способны ни мыслить, ни чувствовать. Студенты, усваивавшие эту парадигму со школьной скамьи, быстро учились избегать в своих работах упоминания субъективной жизни животных, - подобные упоминания проскальзывали разве что в шутку. Руководствуясь таким механистическим взглядом, ученые описывали, например, любовь шимпанзе словами "формирование привязанности", ярость слона - как "агрессивную демонстрацию", а сообразительность птицы - как "условный рефлекс". Научные журналы, как правило, отказывались печатать статьи, в которых затрагивалась тема мышления и эмоционального развития животных. Джейн Гуделл рассказывает, сколь далеко могут заходить проявления такого механистического подхода: "В своей первой статье [об обезьянах], которую я написала для журнала Nature, редактор аккуратно заменил все "он" и "она" на "оно"".

Потерянная парадигма

Сегодня ситуация значительно изменилась - в науке произошел существенный сдвиг парадигмы, затронувший изучение эмоций и интеллекта животных. Вплоть до последних нескольких десятилетий люди знали сравнительно мало о разуме и эмоциональной жизни животных. Поток недавних публикаций и появление новой дисциплины под названием "когнитивная этология", занимающейся изучением интеллекта животных, свидетельствуют о том, что ученые наконец-то обратились к исследованиям глубин сложного мышления животных. Например, только в 1960-е годы, когда Джейн Гуделл отправилась в национальный парк Гомбе в Танзании, человечество узнало, что шимпанзе умеют изготавливать и использовать орудия. Лишь в 1983 году ученые обнаружили, что слоны могут передавать информацию при помощи ультразвука. Новые исследования позволяют предположить, что крысы видят сны и что у "больших обезьян" (шимпанзе, орангутанги и гориллы) имеются нейроны, отвечающие за самосознание.
Наука, которая в течение стольких лет вводила нас в заблуждение, теперь инициирует революцию в нашем отношении к животному миру. Пользуясь данными теории эволюции, генетики, нейропсихологии и экспериментальной науки, многие ученые убедительно доказывают, что животные могут мыслить и чувствовать подобно людям. Впрочем, первые изменения в этом отношении начались еще с Дарвина. Его теория естественного отбора показала, что люди по существу являются животными и, соответственно, эволюционируют по тем же законам, что и другие животные. Дарвин доказывал, что разница между людьми и остальными животными описывается в терминах степени, а не в терминах формы. Несмотря на то, что эволюционная теория стала доминирующей парадигмой в биологии, подразумеваемая ею идея эволюционной целостности не была принята научным миром. Хотя Дарвин в общих чертах описал сходство людей с животными в своей работе "Выражение эмоций у человека и животных", ученые нашли его аргументацию противоречивой. Когда сам род деятельности не предполагает бережного отношения к животным, механистический взгляд слишком часто оказывается наиболее удобным. По крайней мере, он позволяет ученым, проводившим эксперименты над животными, спокойно спать по ночам.
Сегодня мы знаем, что человеческая ДНК на 98% идентична ДНК шимпанзе, которые генетически ближе к людям, чем, например, к орангутангам. У млекопитающих имеется лимбическая система и неокортекс, то есть те же самые отделы мозга, которые позволяют людям испытывать эмоции и абстрактно мыслить. Благодаря неврологии мы знаем, что все млекопитающие имеют окситоцин - гормон, отвечающий за получение удовольствия от секса, а также играющий ключевую роль в формировании привязанности между матерью и ребенком. Если эмоции и интеллект человека имеют химическую и психологическую основу, а животные устроены подобным же образом, вполне вероятно, что они также способны испытывать сложные эмоции, такие как любовь, и могут творчески мыслить.
В своих книгах "Широкая натура" и "Политика у шимпанзе" Франс де Ваал доказывает, что большие обезьяны заложили эволюционную основу многих поведенческих и семейных паттернов у людей. Де Ваал и Гуделл пришли к выводу, что сообщества шимпанзе требуют от своих членов сложных социальных навыков, которые выходят далеко за пределы поведенческих паттернов, предусматриваемых механистической моделью. Мир шимпанзе построен не только на инстинктах, но также на определенных правилах и нормах поведения. Подобно нам, они живут в коммуникационной культуре, где накопленные знания передаются от поколения к поколению.
Дональд Гриффин считается отцом когнитивной этологии и известен тем, что открыл факт использования эхолокации летучими мышами для ориентировки на местности. Гриффин серьезно изучал вопрос о том, способны ли животные мыслить. Его книги "Ум животных" и "Прислушиваясь в темноте" нанесли значительный удар по бихевиористской традиции, идущей от Джона Уотсона и Б.Ф.Скиннера. После публикации работы Гриффина появилось большое количество научных статей, демонстрирующих сложность и гибкость интеллекта животных. Мириады наблюдений и экспериментов, убедительно демонстрирующих наличие интеллекта у животных, изменили наш взгляд не только на животный мир, но и на самих себя.

Коммуникационные навыки

Обученные языку жестов и лексиграфическим символам, большие обезьяны смогли сообщать о своих потребностях, желаниях и мыслях как человеку, так и друг другу. Дельфины понимают и выполняют простые команды типа "положи мяч в корзину". Бобры проявляют большую гибкость ума при построении своих плотин и способны решать задачу, сообразуясь с конкретными условиями. Многочисленные эксперименты с зеркалами и спрятанными предметами позволяют сделать предположение, что шимпанзе обладают самосознанием и осознают наличие сознания у себе подобных. Результаты тысяч и тысяч экспериментов свидетельствуют, что такие животные, как белки, луговые собачки и даже куры, при помощи сложных, дифференцированных звуковых сигналов способны не только выражать эмоции, но и передавать разнообразную информацию (например, о приближении опасности). Недавние исследования показали, что птицы, приматы и китообразные используют коммуникативные средства, аналогичные грамматическим структурам человеческого языка.
В своей книге "Разум животного: взгляд изнутри" Джордж Пейдж ссылается на эксперименты, в ходе которых у взрослых шимпанзе обнаружилась способность к аналитическому мышлению, превосходящая соответствующие способности не только детей, но и некоторых взрослых особей homo sapiens. Другой исследователь с удивлением заметил, что подопытные голуби показывают гораздо лучшие результаты при тестировании на способность к классификации, чем его собственные студенты. Марк Хойзер в книге "Дикий разум" занимает позицию "здорового скептицизма" по отношению к многочисленным доказательствам эмоциональных и интеллектуальных способностей животных. Рассматривая проблему с эволюционной точки зрения, он доказывает, что мозг любого животного неизбежно сталкивается с аналогичными проблемами, а стало быть, каждый вид имеет свой собственный "набор ментальных инструментов" для переработки информации об объектах, числах и пространстве. В зависимости от этого и различаются виды. Случай же homo sapiens - пример беспрецедентного усложнения мышления. Таким образом, заключает Хойзер, "мы живем на планете вместе с другими разумными существами... И хотя человеческий разум оставил на планете свой характерный след, мы не одни участвуем в этом процессе".
В своем отзыве на книгу Гриффина "Мышление животных" Вассерман заключает, что "ни одно утверждение, касающееся наличия сознания у животных, не подлежит верификации и проверке путем эксперимента". Это заявление просто неверно, поскольку работы по этологии изобилуют примерами оригинальных экспериментов, разработанных и проведенных с целью проверки эмоциональных и интеллектуальных способностей животных. В книге Хойзера, в частности, рассматриваются проекты экспериментов, в процессе которых подтверждается, опровергается или остается под вопросом наличие у животных тех или иных особенностей интеллекта и способности к эмоциональным переживаниям.
Разумеется, результаты подобных экспериментов могут быть по-разному интерпретированы, и приверженцы бихевиоризма могут остаться при своем мнении. В 1984 году Ллойд Морган сформулировал "закон экономии", представляющий собой вариацию "бритвы Оккама". В соответствии с этим законом, не следует апеллировать к "более высокой" функции организма (интеллект), если "более низкая" функция (инстинкт) адекватно объясняет его поведение. Бихевиористы использовали этот принцип, сводя поведение животных к примитивным инстинктам и механизмам обучения. Сам Морган, несмотря на то, что предложенный им принцип сыграл на руку бихевиористам, признавал наличие интеллекта у животных. Вступая в противоречие с ошеломляющими свидетельствами "животного" интеллекта, "низкие функции" не объясняют поведения животных, которое скорее нуждается в описании, апеллирующем к принципам более высокого уровня. Иными словами, самым простым объяснением, не ограничивающимся заведомо конвенциональными моделями, как раз и будет признание гибкости и достаточно высокого уровня разума у животных.

Права и неправда

В книге под названием "Сломать клетку: о правах животных" гарвардский профессор юриспруденции и адвокат Стивен Вайз показывает, что интеллект животного варьируется в зависимости от того, как мы сами обучаем его и создаем для него надлежащие социальные условия. Признавая только способы мышления и коммуникации, присущие homo sapiens, ученые полагали, что раз животные не говорят и не рассуждают подобно нам, значит, у них вообще отсутствует разум. Измеряя интеллект и коммуникационные способности животных по человеческим критериям, ученые, можно сказать, впали в грех антропоморфизма. Однако антропоморфизм не обязательно является преступлением с научной точки зрения. Разумеется, не следует приписывать животным свойства, которыми они не обладают. Но, принимая во внимание общие черты людей и остального животного мира, можно говорить о том, что Гриффин называл "критическим антропоморфизмом", который, возможно, является наилучшим способом понять животных, в то время как "объективная беспристрастность" может, наоборот, помешать процессу научного познания.
Когнитивная этология доказывает не то, что эмоции и интеллект животных так же сложны, как и наши, а то, что они существуют в удивительно разнообразных формах. Человек, безусловно, уникален в отношении имеющегося у него интеллекта: ни один другой вид животных не способен писать сонеты, сочинять симфонии, решать алгебраические уравнения или задумываться над устройством мироздания. Но люди не уникальны в обладании таким отделом мозга, как неокортекс; не одни они могут испытывать сложные чувства, подобные любви, тоске, сопереживанию или стыду. Не одни они создали язык для коммуникации, сообщества и нормы поведения в этих сообществах. Возможно, мы даже не обладаем монополией на наличие эстетического и морального чувства.
Новая парадигма, предусматривающая взгляд на животных как на субъекты нашей жизни, а не просто как на объекты нашего наблюдения, имеет далеко идущие последствия. Генетическое, бихевиоральное и эмоциональное сходство между людьми и большими обезьянами, например, создало философскую основу для проекта "Большие обезьяны", одним из основателей которого является Питер Сингер. Цель этого проекта - доказательство родства людей с обезьянами и борьба за предоставление нашим биологическим родственникам базовых прав. Таким образом, научные исследования в области интеллекта животных имеют чрезвычайно важное значение для движения за права животных.

От констатации к действию

Научные изыскания часто ложатся в основу этических норм, законов и социальной политики. Кое-кто может возразить, что стратегия непосредственного перехода от констатации научного факта к установлению этической нормы ошибочна и даже известна в философии под названием "естественнонаучное заблуждение". Другими словами, если что-то и существует, это еще не означает, что так и должно быть. Примеров естественнонаучных заблуждений не счесть. Социальный дарвинизм, провозглашающий право сильнейшего, не может служить оправданием классового неравенства. Другой пример: один лишь факт существования патриархата еще не является для него оправданием.
Однако следует видеть границы позитивистского разделения фактов и ценностей, принимая во внимание экологию. Эта наука опирается на факты, но вместе с тем ее задача - подсказывать нам, каким образом мы должны жить, чтобы достичь гармонии между человеческим социумом и миром природы и построить устойчивое сообщество.
Подобным же образом, поскольку мы знаем, что животные - сложные и чувствительные существа, мы должны и относиться к ним соответствующим образом, - ведь основания для неправильного к ним отношения оказались беспочвенными с научной точки зрения. И в данном случае научная констатация неизбежно ведет к установлению этической нормы.
Ощущение ветра перемен в науке, философии и юриспруденции создает впечатление, что сама американская культура находится в эпицентре смены парадигм. Осознав всю сложность мира животных и всю глубину взаимосвязи между людьми и животными, мы начинаем больше уважать животных и предоставлять им права, которых они заслуживают. Сегодня за свои права борется любая маргинальная группа людей. Похоже, настала пора животных. А поскольку они не могут сами говорить от своего имени, их освобождение зависит от нашего собственного освобождения: мы должны освободиться от оков традиционно предвзятого отношения к ним. Признав за животными способность к мышлению, мы освободим свои собственные мозги от ненужных шор.
Перевел Илья Кун

Мужской пол отныне не дефект

Скорое исчезновение мужскому полу не грозит – Y-хромосома и не думает редуцироваться до нуля. На ней гораздо чаще появляются новые гены, чем исчезают существующие. Более того, новый генетический анализ вообще ставит под сомнение общепринятую теорию, согласно которой Y – «дефектная», редуцированная за миллионы лет X-хромосома.

Сам факт существования огромного числа беспозвоночных подтверждает, что для процветания вида совсем не обязательно четкое разделение по половому признаку. Более того, без «сильного пола» прекрасно обходятся и некоторые более высокоорганизованные существа. Например, самки скальных ящериц довольствуются для размножения партеногенезом, и при этом способе полового размножения с соблюдением всех законов наследственности и изменчивости из «активированного» яйца тоже развивается полноценная самка.

В более или менее обозримом эволюционном прошлом человека гермафродитизма не замечено. Однако дальнейшая судьба полов и самого разделения на два пола – вопрос открытый, даже если отбросить социальную сторону этой проблемы и заняться исключительно биологической составляющей.

Ведь мужской пол – это, по большому счёту, мутация, дефект.

У большинства животных, в том числе и у человека, пол определяется наличием Y-хромосомы. А её большинство учёных считают «потомком» X-хромосомы, видоизменившей часть своих генов. При этом, кажется, достаточно взглянуть на X- и Y-хромосомы, чтобы понять, что эволюция «мужской» хромосомы шла по пути упрощения и потери ею функций.

Изображение человеческих X- (слева) и Y-хромосом в одном масштабе, полученное с помощью электронного микроскопа. // exitmundi.nl

Хромосомное определение пола
У животных, растений и человека хромосомный механизм является начальным механизмом, определяющим пол. Согласно хромосомной теории, пол организма определяется половыми хромосомами в момент оплодотворения. У...
Некоторые феминистки, впрочем, утверждают, что для вывода об ущербности мужчин можно на хромосомы и не смотреть, достаточно поглядеть на самих мужчин. Такое утверждение, может быть, слишком сильно, однако, учитывая более низкую продолжительность жизни мужчин почти во всех популяциях, вполне можно оправдать применение к мужскому полу термина «дефект».

Разделение полов на генетическом уровне дало жизни новые возможности для изменчивости, ведь основные приобретения и потери генов происходят как раз на стадии образования половых гамет. Заведомо лишив организм возможности идти по самому легкому пути и оплодотворять свои яйцеклетки самостоятельно, природа многократно повысила количество результирующих вариаций генома. Однако такая изменчивость может аукнуться весьма неожиданным образом.

Прежде из подобных соображений возникали гипотезы о том, что в будущем Y-хромосома может редуцироваться до нуля.

Партеногенез
девственное размножение, одна из форм полового размножения организмов, при которой женские половые клетки (яйцеклетки) развиваются без оплодотворения. Партеногенез – половое, но однополое размножение...
Такое уже случилось с муравьями и некоторыми другими социальными насекомыми. Грозит ли это человеку?

Антонио Бернардо Карвальо и его коллеги из бразильского Рио-де-Жанейро и американской Итаки решили для начала разобраться с плодовыми мушками. Благо у дрозофил мужской пол определяется так же, как и у людей, хромосомным набором XY.

Несмотря на то что это разделение полов случилось около 450 миллионов лет назад, распределение блоков генов по хромосомам за это время практически не изменилось. Карвальо и еще три мужчины-соавтора публикации в Nature решили уточнить, грозят ли сильному полу плодовых мушек новые масштабные перестройки.

Поскольку в распоряжении ученых к началу исследования уже были 12 полностью секвенированных геномов нескольких видов мушек, то собственная экспериментальная часть оказалась минимальной. Учёные ограничились сравнением последовательности значащих участков Y-хромосомы. Таких, к счастью ученых, оказалось немного: на всю хромосому всего лишь 12 «характерных» генов.

Результаты анализа должны порадовать мужчин:

Y-хромосома больше склонна к росту, нежели к потере.

Сравнив 12 генов у разных видов мушек, ученые убедились, что 3 из этих генов различимы в геноме комаров, ветвь которых отделилась от ветви дрозофил примерно 260 миллионов лет назад. В то же время 7 из 12 генов появились лишь за последние 63 миллиона из 400 миллионов лет эволюции отряда. Вообще, потеря генов Y-хромосомой, по оценкам учёных, идёт примерно в 10 раз медленнее, чем появление на ней генов новых.

Кроме того, ученые полагают, что их данные вообще противоречат текущей догме о происхождении Y-хромосомы за счёт «урезания» X-хромосомы.

По их данным, скорее всего, это случилось за счёт «дублирования» одной из неполовых хромосом (аутосом) – уж слишком велико совпадение в последовательностях генов, чтобы быть случайным.

Так что самцам дрозофил потеря их генетической состоятельности не грозит. А вот справедливо ли то же самое для людей – покажет время. Для млекопитающих вообще больше характерно приобретение генов, нежели их потеря. Так что и у сильного пола H. sapiens есть надежда на будущее.

http://www.gazeta.ru/science/2008/11/17_a_2885952.shtml

Наука в СССР - вторичность, эпигонство?

Наука в СССР - вторичность, эпигонство?

В разных ветках у нас прозвучали утверждения подобные этому.
Есть ли кем гордиться, какие великие имена на слуху? Кого вспомнит обыватель, задай ему ассоциацию "русский физик" ? Ломоносова? Он что сделал? - "Пришел из Архангельска с рыбным обозом.." Курчатов? - "А про него фильм был.., про ракеты", все? - "Еще Сахаров, он диссидент и его на съезде захлопали", и "Капица - папа извстного телеведущего".
Всё что ли? Больше никто точными науками не занимался и никакого вклада не оставил? Кто такие Харитон, Мигдаль, Тамм, многие ли знают? Разве что "таммовский слой" кому-то из полупроводниковых материаловедов вспомнится.
И причиной тому - общая неразвитость, инертность мышления, темнота и отупение?
Или все-таки повспоминаем и увидим объективные причины?
То, над чем все эти люди работали - оно закрыто все было, ДСП, грифы и коды. А заодно и сами эти ученые были закрыты. Да, теперь вроде бы всё открыто; ну и что, кто-то занимался популяризацией наследия, или как ныне принято "пиарил" выдающиеся имена? Как бы не так, "пиарят" водку и "национальные особенности". Поэтому на вопрос в лоб - "А чего там у вас было-то? подражание все одно!" и сказать не найдешься что, действительно - радио изобрел Маркони: докажи теперь поди всему миру, что да как, Яблочков с его лампочкой где? в приличном обществе не назовешь.
Мы не в науке проиграли - в самопрезентации. "Надо себя уметь подать", как говорили старорежимные матроны. Нет этого умения, с древних времен - равнение на запад, вот там - да! там это вещь!, а у нас, что, у нас посконность, где уж нам.

Так и что насчет вторичности? И балет не исконное изобретение и до атомных ядер в изоляции не додумались бы докопываться...
Вообще-то мировая культура - повсюду одна сплошная интеграция; не смотря на войны, вражду взаимопроникновение идей-знаний было всегда, балет - наследник племенных танцев - кто их изобрел? да все. Греки пользовались кое-какими идеями еще в Египте зародившимися. Арабы не сами всю тогдашнюю алгебру придумали, но восприняли, сохранили, переизлучили на мир Возраждения.

Развивалась бы Россия(или СССР) за абсолютно непроницаемым железным занавесом? Дак любая страна бы отстала в таких условиях (хотя может что-то самобытное, потенциально необходимое миру и выросло бы); Штаты питались умами и идеями привезенными из-за океана, какая уж там изоляция - в частности из Россиии сколько туда всего перетекло - это оригинальность, самодостаточность развития?
Но опять если дотошный критик станет настаивать - а что ж все-таки есть самое-присамое, чисто российское, самобытное? Самовар, матрешки? - из Китая! Пельмени - тож с востока.
Вот скажи - Япония - и сразу: оригами, икебана - мелочь , а своё!
И опять это вопрос сохранения, лелеяния и взращивания традиций - и все того же пиара:
да просто у нас никто всерьез к баловству с бумажками не относился, крутили школяры фигурки, да так это детской забавой и оставалось (а ведь не мало их есть, фигурок этих, если собрать; я собственно и собираю в рассылку - "Игры нашего детства". Вживую как-то случалось пообщаться с японками-оригамистками - они некоторых наших моделей тоже не знают, так что шли мы своим путем, но кто ж это бы за национальное достояние выдавал!)
Тоже самое и серьезными вещами - то засекреченность, то наплевательство, а то и недомыслие властей; есть на Руси светлые головы, и прежде были, да только ушло все как песок сквозь пальцы, - танковую подвеску у американца купили - а мало ли своего, незамеченного, отвергнутого, что потом приходилось покупать на западе, вовремя подсуетившемся.

А вот недавно к нам приезжал с лекцией исключительно довольный собой норвег, с помпой и апломбом поведал о развевающейся, жутко современной теории активизации креатива.
Не сомневаюсь, через лет несколько и в России появятся модные дорогие шоу-тренинги на эту тему. Ну кто ж это возьмется Альтшулера и Шаталова на Запад пробивать - фи, не гламур, вот оттуда придет, это будет люксус!

Вобщем вывод такой - с творческой оригинальностью у нас все на месте, Россия это такой огромный первичный бульон, бурлящий зарождающимися идеями;
беда только в том, что собрать это все, отшлифовать, и продать конфеткой у нас никогда не умели, ни в старые времена, ни в новые, ни в последние,
зато самоуничижения - через край.
А может все как есть так и должно быть, подобно тому как в коллективе бывает "генератор идей", часто рассейный и не собраный, педант-расчетчик, пробивной делец, спец по обхаживанию начальства - все при деле, все нужны,
может быть и в мире так - народ сеятель, разбрасывающийся потенциалом
и народы - кропотливые собиратели-доводчики.

Он не уехал

Всем, учившимся по Ландау-Лифшицу - /drinks.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":drinks:" border="0" alt="drinks.gif" />

--------------------------------------------------------------------

В минувшую пятницу "Первый канал" представил игровую ленту режиссера Татьяны Архипцовой и продюсера Олега Вольнова "Мой муж – гений". Этот фильм был показан, несмотря на активные протесты ученых и близких Льва Ландау, чем вызвал огромный интерес зрителей. В интернет-сообществе обсуждение картины до сих пор находится среди популярных тем. Помимо этических аспектов, многих блоггеров интересует то, насколько правдоподобно в игровом фильме отражены реальные факты биографии великого физика.

За именем Льва Ландау еще при жизни закрепилось звание одного из самых загадочных и неодномерных ученых 20 века. Однако, несмотря на все странности гения, его личная жизнь всегда уходила на второй план перед масштабом подлинного научного таланта.

Лев Давидович родился в семье инженера-нефтяника в Баку 22 января 1908. Родители хотели привить сыну любовь к музыке, но больше всего его привлекали точные науки. Уже в тринадцать лет он окончил школу и научился интегрировать, в четырнадцать – поступил в Бакинский университет, где обучался одновременно на двух факультетах: физико-математическом и химическом.

Уже тогда Ландау поражал своих коллег прекрасным знанием иностранных языков, способностью думать о двух-трех вещах одновременно, мгновенно производить сложнейшие математические расчеты, не пользуясь ни логарифмической линейкой, ни справочниками.

В 1924 году юный ученый перевелся на физический факультет Ленинградского университета, а еще три года спустя, когда ровесники Ландау только поступали в вузы, сам он успел написать четыре серьезные научные работы, опубликованные в специальных изданиях, и закончить обучение в университете.

Насыщенная научная жизнь не мешала Ландау совершать эксцентричные поступки. Рассказывают, что в свободное от учения время он гулял по Ленинграду с воздушным шариком, привязанным к головному убору. Таким образом Ландау пытался побороть свою стеснительность.

Эти опыты не прошли даром, когда Ландау отправили на стажировку за границу, он был настолько активным участником научных семинаров, что иной раз его приходилось привязывать к стулу и затыкать рот. В Швейцарии ему посчастливилось работать с Нильсом Бором, которого Ландау считал своим единственным учителем.

За границей Ландау получал множество предложений руководителей крупных научных учреждений, но Ландау неизменно отказывался. "К роскоши я не привык. Те условия, которые мне сулили, меня не интересовали. И всем я отвечал, что моя мечта – сделать все, что в моих силах, чтобы в моей стране было лучшее в мире образование", - вспоминал ученый.

Вернувшись на родину, Ландау сначала работал в Ленинграде, а затем переехал в Харьков, где возглавил теоретический отдел Украинского физико-технического института. Здесь же, в Харькове, в 1934-м Лев Ландау познакомился со своей будущей женой - Корой Дробанцевой.

Стоит отметить, что еще в детстве, увлекшись наукой, Ландау дал себе обещание никогда не жениться. Однако, встретив выпускницу химического факультета Конкордию Дробанцеву, нарушил его. Он уговорил Кору заключить "пакт о ненападении в супружеской жизни", который давал относительную свободу обоим супругам в романах на стороне. Ландау утверждал, что измены в браке необходимы, так как от этого, по его мнению, брачные отношения становятся только прочнее.

Еще в 1934 году ученый изобрел "самую главную теорию в жизни". Она гласила: "Брак – это кооператив, ничего общего не имеющий с любовью. Главное, что должен сделать человек в своей жизни – это быть счастливым". Поэтому гуляйте, любите и радуйтесь каждому дню! Жениться при этом можно, но помните, что супруги – это абсолютно свободные люди!"

Между тем, супруга ученого Кора Ландау была традиционных взглядов на семейные ценности, а потому тяжело переживала частые измены мужа. Тот, в свою очередь, никогда не забывал откровенно делиться с ней своими похождениями.

Впрочем, женщины всегда занимали второстепенное место в жизни Ландау, а на первом всегда была наука. В 1937 году по приглашению Петра Капицы Ландау занял должность руководителя теоретического отдела Института физических проблем (ИФП). Однако вскоре ученый чуть сам не поставил крест на своей карьере, подписав призывающую к свержению сталинского режима листовку, которую планировалось распространить на первомайских праздниках.

Только ценой невероятных усилий академика Капицы Ландау удалось выбраться из тюрьмы. После освобождения и до самой смерти ученый оставался сотрудником ИФП. Он создал блистательную школу советских физиков-теоретиков, внес поистине гигантский вклад практически во все разделы теоретической физики, написал множество учебников для студентов.

Лев Давидович Ландау ушел из жизни слишком рано. В 1962 году, по дороге из Москвы в Дубну, он попал в страшную автокатастрофу. Три месяца ученый находился в коме. В спасении его жизни принимали участие физики всего мира: недостающие медикаменты доставлялись самолётами из стран Европы и из США.

Жизнь Ландау удалось спасти, однако шесть лет спустя он не смог перенести очередной операции. Позднее жена Ландау в своих мемуарах высказала сильные сомнения в компетентности некоторых врачей, лечивших ученого.

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации РИА Новости

Истории из зверской жизни

Нелегка попугаячья жизнь

В качестве предисловия.
Старая история, своими словами:
Попугаев Жако было запрещено ввозить в Советский Союз, однако из Анголы их везли практически все, минуя таможню хитрым образом. Для провоза живого груза необходимо, чтобы этот груз вел себя как мертвый, то есть не трепыхался и вообще прикидывался курой гриль, только маленькой. Потому попугаев просто напаивали аж целой столовой ложечкой медицинского спирта, после чего они минимум на сутки отрубались и представляли собой не более чем бессловесное анатомическое пособие по строению птичьей тушки в состоянии анабиоза. Обычно коматозное животное погружалось в контейнер навроде тубуса для чертежей, в котором просверливались аккуратные дырочки, и в таком состоянии везлось на новое место жительства.
Кто знает, может, в этот раз спирт оказался разбавленный или попугай бывалым, но на таможенном досмотре, когда офицер открыл сумку, тубус для чертежей вдруг затрепыхался и из него вылез взъерошенный попугай.
- Оп-па! – только и смог сказать таможенник, - Что же это вы, товарищ, незаконный груз перевозите?!
Хозяин груза уже собрался, было, оправдываться, но Жако встряхнулся, расправил перышки и заорал на весь аэропорт:
- Я русский! Я ру-у-у-сссский! Русский!!!
Ну и как было не впустить такого товарища на Родину??

Нелегка попугаячья жизнь

Есть такие попугаи – Жако. Многие про них слышали, но вряд ли кто-нибудь видел. На вид они невзрачные, небольшие, разика в два-три больше размерами, чем волнистые, серенькие, без особых украшений. Одно только их отличает – интеллект. Очень быстро они учат человеческую речь и мало того, вовремя и к месту применяют полученные знания.
Попугаи Жако обитают в Африке, и, несмотря на всю свою дикость, очень быстро привыкают и привязываются к людям, особенно если начинают общаться с ними еще птенцами. Один из военных советников, из командировки, как раз привез такого птенца. Маленького и голенького, еще не обросшего перьями, офицеры кормили его с руки и всячески приручали. Уже через год он подрос и, хотя не научился летать, принялся бодро бегать по помещениям.
К тому времени серенький попугайчик уже знал массу русских, английских и португаш (португальско-английский диалект, на нем говорит основная масса населения Анголы) ругательных слов и вовсю ими пользовался в повседневной жизни.

Когда утром его хозяин уходил мыться, Жако выбегал из комнаты и важно шел по коридору, заглядывая во все комнаты подряд и комментируя увиденное:
- Как же так? Что за хуйня? – вопрошал он, заглядывая в первую комнату – там все спали, что не соответствовало попугайскому распорядку.
- На-а-аадо же! – заключал он и шел дальше.
- Сми-и-ирнааааа! – орал Жако у входа в другую комнату. Там обитал генерал-майор М. старший среди военных советников и известный своим командирским басом, а так же любовью подать хорошенькую такую, чтоб неграм света не взвидеть, команду.
- А? Что?! Где? Бля!!! – вопил пробуждающийся генерал, потом отворачивался к стенке, и бурчал, - Чтоб ты сдох, пернатое.
- Сам дурак! – не оставался в долгу попугай и шел дальше.

В следующей комнате только продирали глаза переводчики, и к ним Жако обращался на буржуйском:
- Fuck you, не так ли, господа??
- Жако! Не зли меня! – кряхтел Денис.
- Мая твая не панимает! – гордо заявлял попугай и шел дальше. Полковник Крокодил обычно к тому времени уже вовсю бодрствовал, был занят работой, написанием писем на родину и употреблением местного пива. Его комната как раз шла следующей после переводчиков. Возле нее Жако обычно задерживался и провозглашал менторским тоном зама по воспитательной работе:
- Опять бухаете, товарищи?! Как можно!
- Не учите меня жить! – отвечал Крокодил и протягивал руку к попугаю. Жако важно вышагивал к нему, потом взбирался как на жердочку на указательный палец, оттуда на стол и говорил:
- Безобр-р-р-р-азие! Никакого пор-р-ядка! Кругом сплошное пьянство и разврат! Вы так не считаете? – и вопросительно заглядывал полковнику Крокодилу в глаза.
- Согласен полностью! – поддерживал Крокодил и наливал попугаю пива в блюдечко.
- Ур-р-ра! – провозглашал тост попугай и пил, - Ухххх, спиртяшшшка!

Поскольку комната полковника Крокодила по коридору была далеко не последняя, и не только Крокодил радовался пиву жарким утром – к своему хозяину, уже выходящему из душа, Жако добирался в состоянии некоторого алкогольного опьянения.
- Эх, вы, сволочи… - грустно говорил хозяин попугая, - Опять напоили. Ну и что мне с тобой делать?
- Пошли по бабам!! – отвечал попугай и оба они удалялись похмеляться в свою комнату…

Дело, тем временем близилось к дембелю, хозяину Жако предстояло отправиться на родину. Чемоданы собраны, фотографии распечатаны, билеты куплены, джипы до аэропорта заправлены, словом, скоро, всего-то через полсуток она – Родина, холодная и страшно мокрая по сравнению с Луандой. Русский язык повсюду, а не только среди своих. Негров мало и без оружия все. Нищета, да не та. Соскучился, в общем.
А как же быть с попугаем?
Почему бы не сделать так, как делали поколениями остальные советники? Напоить воина, до сна богатырского и провозить прямо в багаже? Однако не тут-то было! По заветам предков, для маленького попугайчика, чтоб хватило на сутки неподвижности, достаточно одной чайной ложки чистого спирта. Если попугай большой – тогда столовой.
Военный совет, после употребления допинга, постановил, что Жако таки большой. Тут же был налит в столовую ложку спирт и представлен попугаю.
- Спирртяшшшка! – сказал попугай и выпил.
Потом он икнул и сказал:
- Ой мороз, мороз…
- Кажется, мало… - сказал владелец пернатого.
- Не морозь меня, - сообщил Жако.
- Так давай еще нальем, - предложил генерал.
Налили. Попугай, нерешительно потоптался вокруг угощения, кося на него то одним, то другим глазом. Было видно, что выпить ему хочется, но при этом как-то боязно. Наконец, переборов все сомнения, Жако выпил вторую столовую ложку спирта.
- Не мо-рр-озь меня! Моего коня! – сказал он, покачнулся и упал на бок.
- Ну и слава богу. Щас уложим его в тару, да и поедем, мужики, – сказал хозяин птицы и встал из-за стола.

- Пьянь! Кругом одна пьянь, бляха муха, - неожиданно сказал Жако и пошевелил когтистыми лапами.
Все замерли. Советники, молча и сосредоточенно пересчитывали количество спирта в две столовые ложки относительно своих размеров. Пока считали, Жако щелкнул клювом и встал. Воинственно задрав хохолок, он сказал:
- Гулять, так гулять! Гусар-р-ры! Шампанского коню!
- Обалдеть! Сейчас еще буянить начнет, - сказал переводчик.
- Силен бродяга, - пробормотал генерал.
- Ну, сволочи! – вскипел хозяин попугая, - Споили все-таки птицу мне! Ну я вам устрою!
- Да ладно, не кричи, не споили, а натренировали. А то с непривычки бы наоборот ласты мог склеить, точнее крылья.
- Да? И что мне теперь делать?
- Во-первых, успокоиться, а во-вторых, налить еще. Просто Жако оказывается тертый калач. В холода точно не помрет теперь.

После третьей попугая действительно сморило в глубокий пьяный сон и его упаковали в багаж. Перелета он, естественно не заметил, поскольку дрых до самого конца путешествия, и пришел в себя только дома у своего хозяина. Когда он очнулся и выбрался из коробочки, сердобольный полковник уже держал наготове блюдечко пива:
- Ну как, Жакошка? Голова не болит?
Попугай встрепенулся, поднял хохолок и сказал:
- Холодно, бля! – потом подошел к блюдечку и похмелился. Видимо по старым дрожжам опьянение вернулось и он, уже самостоятельно, пошел к коробке, где и улегся с комфортом.
- Прям как ты, - сердито заметила жена хозяина, наблюдавшая всю картину сначала и до конца.
- Пидар-р-расы! – выкрикнул Жако и уснул.
- Точно как ты! – убежденно сказала жена.

http://www.creomania.com/forum/index.php?showtopic=26885

Философия порядочности

http://artofwar.ru/k/kamenew_anatolij_iwan...dochnostx.shtml

Н. Бутовский
КОМАНДИР И ЧУВСТВО ПОРЯДОЧНОСТИ

"В делах общих руководитель всегда играет важную роль. Он не только организует совместное дело, но и создает ту или иную нравственную атмосферу внутри коллектива, а во вне его - зону тяготения или отторжения. Если попробовать "переложить" на язык математики ролевое значение руководителя в обеспечении успеха общего дела, то оно (это значение) в процентном отношении имеет значения от 50% и выше. Оставшиеся проценты приходятся на долю исполнителей, случайностей и стечения обстоятельств. "

"Смею утверждать, что в числе нравственных качеств командира или начальника это качество (порядочность) всегда должна стоять на первом месте.
На практике этим правилом нередко пренебрегают, не понимая впоследствии, почему строгая и даже жесткая требовательность к подчиненным не дает никакого результата. "

Статья написана в 1898 году,
психология порядочности рассматривается на конкретном примере из военно-администрантивной деятельности:
сильная личность приходит в сообщество донельзя распущенное и крайне неэффективное в работе,
и что называется "без единого выстрела", без репресий и насилия, одним примером порядочности и здравого смысла приводит дела в порядок, создает традицию успешного функционирования, пережившую основателя.

Мемуары неразыгранных боев

http://artofwar.ru/b/bobrow_g_l/text_0280.shtml

Бобров Глеб
Эпоха Мертворожденных

Безыскусно в литературном плане и натуралистично,

по сюжету фантастика, по стилю - публицистика;

школьники-мальчишки такие книжки называли - "про войну", а девочки такого не читали,

но что-то привлекает, абзац за абзацем, страница за страницей,
- ненормативщина, но герои говорят на этом языке, как дышат (а не бравируют им, как это делают модные писатели, целящиеся шокировать публику). Про бои если пропустить, тогда останется философия - публицистика в чистом виде, размышления над событиями и тенденциями : что станет с миром при переходе этих тенденций к пределу ?
Это притягивает - не конструкции отвлеченной фантазии, а видно что что-то накипевшее, сгущающееся в общественном бессознательном выплеснулось на страницы.

Может быть просто привлекли внимание знакомые мне места, с детства привычные названия - Дебальцево, Снежное, Иловайск..
несчастный, никем не принимаеый во внимание край, "титульные" правообладатели территории считают местных "недосвидомыми", "не знающими ридну мову", едва ли не второсортными, через дорогу - за пролегающей рядом границей тоже снисходительно посмеиваются над "забавным русским диалектом".

"Какого хрена, тот, кто бил прямой наводкой по жилым кварталам - защитник конституционного строя, а выживший после этих бомбежек и взявший в руки оружие - международный преступник, террорист и бандит? "

"Пусть этого не случится", говорит автор в предисловии...

RSS-материал

Наверх