Спрятать колонку

Моя исповедь...

Подробный дневник блокадницы Ангелины Ефремовны Крупновой-Шамовой найден в Санкт-Петербурге на городской свалке. Обнаружившие его пенсионеры передали уникальный документ в редакцию «Новой». Рукопись публикуется впервые...

тяжело читать. как тут другой дневник не вспомнить:

Атака под Сомосьеррой, 1808 год


Довольно известна "атака лёгкой кавалерийской бригады" под Балаклавой во время Крымской войны, по ней даже фильм есть.
Про похожую атаку поляков служивших Наполеону можно прочесть здесь(немного, с картинками):
ссылка

Британцы распросят Блэра

бывший премьер-министр Тони Блэр ответит на вопросы в рамках расследования о необходимости начала войны в Ираке. за ответу ему, кажется, ничего не будет инкриминироваться.

Книгоцитатник

Сейчас наткнулся у Дельбрюка:

Будь такое разделение оружия практически осуществимо, оно, конечно, имело бы чрезвычайно сильное действие, и мы хоть где-нибудь да встретились бы с ним на деле. Но это лишь простая выдумка теоретика. Копья и стрелы, пущенные вдаль по крутой траектории через головы гоплитов, могут оказать лишь самое минимальное действие28. Но прием этот совершенно неприменим, когда гоплитская фаланга находится в быстром движении последнего разбега. Для того чтобы метательное оружие могло причинить чувствительный ущерб неприятельской фаланге до столкновения врукопашную, стрелы и копья должны быть пущены залпом издалека, или же гоплиты в самой фаланге должны быть вооружены каким-либо метательным оружием. Было бы трудно понять, каким образом Ксенофонт, с его ясным практическим умом, мог изобразить такую фантасмагорию, как помещение стрелков в задних рядах фаланги, если бы другие примеры в истории не показывали нам, насколько легко теория теряет из-под ног твердую почву реальности. Превосходный практик Наполеон I в своих заметках о "Семилетней войне" (примеч. 2 к гл. 11 и 12) предлагает снабдить пехотных солдат, стоящих в третьем ряду, пробковыми подошвами от 3 до 5 дюймов толщиною, чтобы они могли стрелять через головы других. Неясно, предлагалось ли им надевать пробковые сандалии непосредственно перед открытием огня, или же они должны были проделать весь марш на пробковых подошвах. Это мало чем отличается от предложения Ксенофонта. Не только добрый старый Гомер, но и величайшие полководцы любят иногда помечтать...

>> Читать далее

Бородино. Маленький опрос

с вашего позволения хочется провести небольшой опыт. нужно, повинуясь первой мысли, ответить на приведенный ниже вопрос. надеюсь на честность Smile
заранее всем спасибо.

зы. опрос не для меня - для знакомого историка

Другая Япония

признаюсь, а не искал эту информацию специально и уже давно размышлял на тему стоит ли постить эту инфу.
изначально хотелось поговорить о ядерном оружии, Иране, Северной Корее, мирных инициативах, морали, Пагуошенском движении. лично для меня символом миротворца стал Бертран Рассел (он более известен благодаря своему парадоксу Рассела, что, удивительно) именно о нем я искал информацию, как о человеке-двигателе многих мирных инициатив в прошедшем столетии. помимо своих научных изысканий, участие в Пагоушенском движении и.. в "расследовании" военных преступлений. про Рассела, я думаю, стоит поговорить позже. а пока два линка, на которые я вышел:

военные преступления Японии, впечатлительным лучше не читать.

раз, на русском языке
вика, на англ. языке

выкладываю я это не для того, чтобы заявить "поделом их бомбили!". нет, это не так. просто для меня эта находка оказалась шоком, историей которой я не знал. исторрию, которую нужно знать, чтобы не повторять. может я и не прав и кое-что стоит забыть.

Советско-финская война со стороны

хочу привести найденные в сети отрывки воспоминаний некого П. Шилова лыжника-добровольца

…Пока я ходил на связь с батальоном, разведчиков окружила большая группа финнов и расстреляла из автоматов и минометов. Беда была в том, что наши СВТ не стреляли. На морозе после первого выстрела затвор покрывался пленкой льда и капсюль следующего патрона не разбивался бойком. После первых выстрелов разведчики уже не стреляли, а вот автоматы у командира взвода и помкомвзвода были в порядке, и они стреляли по финнам до последнего патрона. Ну и по ним, ведущим огонь, финны сосредоточили ответный и обоих тяжело ранили. Спас остатки разведвзвода наш приход к месту боя в составе батальона.

К утру подтянулись все роты. Началась плохо мне понятная подготовка к бою. При свете утра я видел, что мы находимся на огромной сопке, покрытой сосновыми деревьями, а слева лощина или озеро. Вот туда и было приказано идти батальону. И тут началось побоище. Командиры, не имея разведданных, пошли в наступление, не зная силы и точного расположения противника. По батальону били из пулеметов и вели интенсивный минометный обстрел. Финны умело применяли минометы в лесной местности и нанесли батальону большой урон.

Здесь, на этой сопке, мы надолго заняли оборону. Отсюда и начались наши боевые действия, разведка, частые вылазки и наступление отдельных рот и взводов на оборону противника. Бойцы поднимались в атаку, финны подпускали их на определенное расстояние и расстреливали очень точным, прицельным огнем. Добежит боец до пристрелянной линии или доползет по снегу, а дальше ни на шаг – падает убитым или тяжело раненным.

Когда мы возвращались из разведок, то, проходя по местам атак, с болью в сердце смотрели на трупы наших бойцов. Кто в какой позе был, когда его встречала пуля, так и замерзал... Картина жуткая… Каких только разорванных, замерзших тел не насмотрелись! Мороз по коже. Но особенно непереносимо было то, что на поле боя одни наши и очень редко увидишь убитого финна. Это вот тяжело влияло на психику, приводило к мысли, что нам не победить, что всех нас истребят поголовно.

Мы, те, кто пережил первые кровопролитные бои, к моменту получения пополнения уже набрались опыта, хорошо стали ориентироваться в обстановке и старались помогать еще не обстрелянным командирам и бойцам. И тем, кто из пополнения, рядовым и командирам. Им было легче, нежели в первых боях нам. Наши погибшие командиры плохо знали свою задачу, ни теоретического, ни практического опыта у них не было. Была бестолковщина. Узнав смутно, где противник, лезли ему в лоб, а он, умный и опытный, хорошо знавший местность, косил наших наступающих. Нам, рядовым бойцам, было трудно с такими командирами, мы находились в полной растерянности.

>> Читать далее
RSS-материал

Наверх