Спрятать колонку

отношения

Отношение к скальдам

Из всех дружинников конунг отличал больше всего своих скальдов. Они занимали почетное сиденье напротив конунга. Дальше всего от входа на этом сиденье сидел Аудун Плохой Скальд, старейший из них. Он был еще скальдом Хальвдана Черного, отца Харальда. Следующим сидел Торбьёрн Хорнклови, а дальше Альвир Хнува, и рядом с ним дали место Барду. Его прозвали Бард Белый или Бард Сильный. Все его там очень уважали. Он и Альвир Хнува были добрыми товарищами.

Раб-предводитель войска ярла Скули

Человека звали Коль, он был рабом Скули; он был высок и так силен, как если бы 12 человек выступили вместе. Можно сказать, что он был главным советчиком ярла; он был ему предан………………. Узнав о том, что произошло в Альдейгьюборге, собирает ярл Скули к себе большое войско, но когда войско собралось, он тяжело заболел. Тогда получил он надежные сведения о войске Ульвкелля и Хальвдана. Говорил он тогда с Колем. «Я хочу, — сказал Скули, — чтобы ты стал предводителем войска; возьми мой стяг и надень мою одежду, и сделаю я тебя ярлом и отдам тебе в жены Ингигерд, мою приемную дочь, если ты одержишь победу».

Первые взятки

Ингольвом звался человек, что жил во Фьорде Ёкуля. Его называли Ингольв Палёный. Хутор, на котором он жил, звался Палёный Двор. Торбрандом звался его сын; он был большой храбрец и неуживчив нравом. О нем шла дурная слава. И отец, и сын были люди самоуправные и не стеснялись отнимать чужое имущество угрозами или грабежом. Оба они входили в годорд Вермунда, и он благоволил к ним, ибо они все время делали ему богатые подарки. А поскольку их прикрывало имя Вермунда, им не так быстро отомстили за дерзость и притеснения.

О славе человека

Конунг сказал:
— Не тебя ли называют Тормодом Скальдом Чернобровой и ты ли побратим Торгейра сына Хавара?
— Да, — говорит Тормод, — я тот самый.
Конунг сказал:
— Имя станет тебе оплотом — добро пожаловать к нам.

Эпизод в Миклагарде

Торстейн подходит бороться с ним и внезапно вытаскивает из под плаща тесак и метит Гесту в голову. Удар пришелся в плечо, и это была пустяковая рана. Подтверждается тут древнее речение, что убивают лишь обреченного, и Гест почти что не пострадал. Варяги подбегают к ним, и Торстейна едва не убили на месте, потому что у них был обычай казнить того, кто покусится на чужую жизнь во время игр, не иначе, как смертью. Гест умоляет варягов и отдает им половину своего имущества за жизнь Торстейна. Он рассказывает им весь ход дела и просит отпустить Торстейна. И некоторые другие вступились за него, чтобы ему сохранили жизнь, и сделали это те, кто знал, что Торстейн из хорошего рода и были согласны замолвить за него слово по просьбе Геста.

RSS-материал

Наверх