Спрятать колонку

детство

Мой город

Когда-то это был мой любимый город. Молодой, как я, бесшабашный, как пролетарский рабочий, и весёлый, как не знающая ещё жизни самоуверенная юность. Зелёные кусты, вылезающие за заборы, а кое-где и повалившие их, зелёная копна молодых деревьев, густая зелёная трава, обвалившиеся бордюры раздолбанных дорог, низкие кривые домишки, старые «совковые» магазины с крикливыми торговками, знающими тебя с детства, шум электричек по ночам, пение птиц и стрёкот кузнечиков – всё это, как я сейчас понимаю, и было счастьем. В юности вечно ждешь чего-то необычного, воспринимаемое сейчас кажется должным и никогда не кончится. Мелкие неудачи кажутся глобальными проблемами, а радости – не стоящими внимания мелочами. Но пройдёт немного лет. Сменится местожительства, появится любимая семья и нелюбимая работа. Или наоборот. И, когда загнанный жизнью, погоней за деньгами или удержанием собственной славы, ты на минуту остановишься, и что-то заставит тебя оглянуться на прошлое, ты поймёшь, счастье было. И называлось оно юность. То, что сейчас – это быт, рутина. Она пройдёт и придёт зрелость. И теперь, приезжая в некогда любимый город, я вижу, что от юношеской беззаботности не осталось и следа. Вместо редких «жигулёнков», «батонов» и грузовиков появились вальяжные иномарки у каждого дерева. Вместо провонявших кислой капустой магазинов – кафельные блестящие минимаркеты. Вместо кривых домиков, где из каждого открытого окна неслась то разухабистая музыка, то ругань, то запах жареной картошки, теперь шестнадцатиэтажные башни со стеклопакетами в окнах. Вместо подвыпивших мужиков, забивающих «козла» в уютных двориках – пьяные матерящиеся бомжи в каждой подворотне. Правда, дороги так и остались раздолбанными, а бордюры во многих местах исчезли. Зато во множестве появились маленькие блескучие и яркие казино. Что действительно порадовало – это общественный транспорт. Его, как и маршрутов, стало больше и разнообразнее. А в остальном – это уже не мой любимый город.

>> Читать далее
RSS-материал

Наверх