Спрятать колонку

Производить -- стыдно ?

Может быть конечно дело ещё и в немодности продукции ЗИЛ-а . Но всё же имхо есть большая доля правды в этой статье .

http://www.vz.ru/columns/2008/5/1/164491.print.html

[....] Территория ЗИЛа – это единственное место в Москве, где невозможно забыть о заМКАДовой России. Это такой бедный, но добросовестный провинциальный рабочий городок. До недавнего времени – пребывающий в упадке. В последние несколько лет живущий скромно, но по средствам. Начиная с 2003 года, даже наметился рост производства. Но прорыва пока не видать и это, похоже, неизлечимо: наступать некуда, вокруг Москва.

Начальник отдела кадров Александр Рассказов уже секунд 20 смеется и не может остановиться. Я только что сказал ему, что хочу написать очерк о новом пролетариате. Вот был прежний рабочий класс, гегемон революции. Он уже в пролете. Но ведь не мог за 15 лет не сформироваться новый? Вот есть в Челябинской области город Аша, а в нем металлургический завод. Я сам писал репортаж оттуда. Там многовековые рабочие династии, которые и не думают прерываться. Рассказов смеется еще сильнее. Успокоившись, объясняет, почему:

– Аша – маленький городок. В нем завод – градообразующее предприятие. Конечно, там все идут работать на этот завод. Куда ты денешься с подводной лодки? А в крупных городах большим предприятиям беда. Тем более, в таком мегаполисе, как Москва.

– Здесь у этой сволочной рабочей силы есть такая мерзопакостная вещь, как выбор.

– Дело не в этом. В советское время у москвичей тоже был выбор. И все равно люди считали за честь работать на ЗИЛе. Просто сегодня Москва развращена. Это город офисных работников. Огромный цех по производству воздуха. У нас зарплаты для квалифицированных рабочих вполне сопоставимы с тем, что имеет среднестатистический офисный планктон. Плюс социальный пакет, никакой серой бухгалтерии, соблюдение всех норм КЗОТа. И, тем не менее, молодежь не идет. Это уже что-то большее, чем просто «мало». Это сопротивление не экономическое, а ценностное. Производить стало немодно. Если ты скажешь, что работаешь на ЗИЛе, на тебя посмотрят как на дурака. Этой системе не нужен человек-производитель. Ей нужен человек-потребитель, в крайнем случае – посредник. Просто москвичи оказались лучшими учениками этой системы. Пребывая в эйфории, они ретранслируют эту идеологию на всю страну...

В дальнем углу большого кабинета гражданина Рассказова стоит советский цветной телевизор «Березка». Лет ему, наверное, столько же, сколько стаж на ЗИЛе у шестидесятилетнего Александра Александровича. Кажется, включишь эту «Березку» и увидишь первый канал Гостелерадио СССР.

– Странно как-то Вы говорите о материальных ценностях. Как будто о духовных.

– А мы сейчас уже спустились до такого уровня, когда это почти одно и то же. Уже неважно, духовная она или материальная – главное, что хоть какая-то ценность. Пока человек что-то производит, он еще человек. Ниже начнется уже полная расслабуха, руки опустятся, палка, которая сделала из обезьяны человека, выпадет из рук.

[....] с точки зрения социальной психологии, роды и серьезное промышленное производство, так называемое производство класса «А» – это идентичные процессы. Нации и даже целые цивилизации теряют интерес к производству по той же причине, по какой они перестают рожать детей. И то, и другое требует огромного, а главное – незаметного для широкой публики усилия воли. Отказа от собственного я и умения раствориться в общей производящей силе. Сегодня эти доблести не котируются.

[....] Да при чем тут деньги! За одни только деньги работает лишь быдло. Даже за большие. Я серьезно говорю. У русского человека ведь как? У него вместо чувства собственности – чувство причастности. Пока он ощущает себя частью чего-то великого, он счастлив. Как только он это чувство теряет – никакие миллионы его радовать не будут. У меня такое ощущение, что если наш рабочий класс доживет до 2017 года, то он опять революцию устроит. Только на этот раз не от бедности, а от грусти.

Шех.
29/11/2008 - 04:57
# 1

Любопытная статья.

Я вполне согласен с ценностной трактовкой производства. Однако в статье не учтен еще один момент, характерный, впрочем, не для Москвы, а для других городов, в том числе, и для больших, с сохранившимся выбором и с большой прослойкой офисных работников и посредников.
В них пропадает интерес не к любому производству, а к производству коллективному и принадлежащему чужому дяде. Интерес пропадает именно потому, что нет "чувства причастности", когда тебя эксплуатируют, используют, то есть, и превращают в функцию производства. В этом случае от человека на производстве не зависит абсолютно ничего, кроме скрупулезного выполнения своей функции в нужном количестве, с должным качеством и по заданным алгоритмам. Даже если КЗОТ соблюдается, то он от работника не зависит, если з/плату платят, она от работника не зависит, он вынужден принимать навязанные правила и его мнение никак не учитывается. Нет обратной связи от рабочего к управленцу.
На таком производстве работник чувствует себя не субъектом производства, то есть, человеком, а объектом управленческой деятельности, как в старину говорили: придатком самого производства, машиной.

Производство как ценность у многих, при этом, пропадает, у многих других оно остается, но переносится с уровня большого чужого производства на маленькое, но свое. Такие при любой удобной возможности уходят с чужих производств и начинают создавать свои минипредприятия и мастерские, где доход, может быть, не столь велик, но ты самостоятельно распоряжаешься своим временем и сам ставишь задачи и принимаешь решения.

Кстати, они и в деньгах выигрывают, так как на отечественных больших предприятиях существует то же различие в з/платах у рабочих и у директората, что и вцелом по стране. Это еще больше отбивает охоту к труду на чужом предприятии.

Для сравнения: советское производство было малоэффективным и в нем влияние рабочих на ход дел было иллюзорным. Однако у него был один аспект, категорически отсутствующий сегодня, и этот аспект очень смягчал участие в производстве.
Там производство было образом жизни, а не одним только трудом. Оно включало в себя множество мелких радостей, которые рабочий мог обрести, участвуя в нем. Например, мне известны заводы, где рабочие сами строили себе удобные баньки и сауны и находили возможность проводить в них по 1-2 часа в течение рабочего дня или после него. Заводы, где во время рабочего дня можно было на заводском оборудовании и из заводских материалов сделать что-нибудь для своей семьи, квартиры или дачи: водяной насос, игрушку ребенку и т.д., а потом вынести. Заводы, где можно было спокойно пару часиков почитать в курилке, этим весьма пользовались студенты-заочники и вечерники. Можно было поругаться с начальником цеха, и тебе ничего за это не будет, если не полезешь в политику.

Все сие не есть карашёо, но всё это возводило производство в ранг нормального гуманизированного образа жизни, и всего этого на сегодняшних вестернизованных предприятиях нет. Если не будет найден какой-нибудь способ по-новому гуманизировать большие производства, народ будет на них работать только из-за отсутствия выбора. Появится выбор - начнет разбегаться.

Это имхо.

----------------------------------------------

Видеть. Думать. Понимать.

Ворон
29/11/2008 - 12:47
# 2

статья не понравилась.

в статье мягко и ненавязчиво ругается все что есть в современной москве: от деятелей культуры, в лице режиссерской группы, до офисных работников и молодежи. сначала женщина говорит, что уровень культуры падает, все бы денег хапнуть, ради этого можно и портреты сорвать и стекло разбить. потом мудрое и немного лукавое, с приятным прищуром умных глаз, руковододящее лицо говорит, что условия есть, что работать можно, что у "нас" не хуже чем "там". в завершении всего мы видим дедушку на завалинке, неспешно курящего трубочку, и с горестью вещающего о том, что работать стало не так, безыдейно, а все кому нужны деньги морально ущербны.

после прочтения статьи складывается впечатление, что статья написана специально для лощеной московской публики. посмотрите какие слова - быдло, планктон, заМКАДовская Россия, клубника. видимо стало модно делать срезы общества, делить всех на наших и чужих, упрекать людей в быдловатости. посмотрим на уровень развития эмоций: не любим (экскурсовод), не понимаем (начальник), презираем (старожил). что еще нужно для создания скандальности и разоблачения? ах да, немного мистики и глубокого смысла - получите "клубнику": мудро, тонко и оригинально? мне кажется, что пошло, глупо и безвкусно.

зы. можно сколько угодно настальгировать над прошлым, над тем, что былые кадры уже не нужны, что солнце не такое желтое, монеты не так звенят, девушки не стольк красивы. но этот труженник на заводе двигал прогресс и не успел за ним, руководитель использовал людей и стал заложником ситуации, экскурсовод раньше водил по галереям, прославляющим мир, труд, май, лелеял безвкусицу и получил ее обратно. мы все останемся на задворах истории и будем сожалеть о несделанном, непройденном, несказанном.

ложь, пафос, глубокий смысл. а для чего? чтобы написать скандальную статейку, слегка побичевать (именно слегка) пороки нынешнего общества и заработать себе славу мэтра и немного бабла.

ззы. я не пойму. чему мы удивляемся? тому что на каждое наше действие есть ответная реакция? тому что мы строим будущее, а потом оно жестоко бьет нас по рукам?

прошу прощения за резкость

----------------------------------------------

live free or die...

tildr
30/11/2008 - 14:02
# 3

Статья написана кривенько, но интересно.
Заставила задуматься.

Наверх